Menu
RSS
Пред След
A+ A A-

Синодальный комитет РПЦ по делам казачества возглавит Митрополит Кирилл

Митрополит Кирилл оставляет этот пост, но не покидает монастыря: здесь, в этих стенах, решением Патриарха будет и впредь размещаться возглавляемый им Синодальный комитет РПЦ по делам казачества.Мы не меняем курс. Он - прежний. Но жизнь, а, точнее, премудрый и преблагой Бог, время от времени вносят свои коррективы. Будущее нам неведомо, поэтому надо чутко вслушиваться и всматриваться в веления Промысла, кои чаще всего открываются в неких, казалось бы, случайных поворотах и изменениях. Принимая последние с благодарностью, не ропща, смиренно внося нужные коррективы в свою работу, мы, тем самым, оказываемся в благодатном потоке действия того, кто сказал о Себе: «Аз есмь путь и истина, и жизнь». 

В Донском монастыре - смена настоятелей. Митрополит Кирилл оставляет этот пост, но не покидает монастыря: здесь, в этих стенах, решением Патриарха будет и впредь размещаться возглавляемый им Синодальный комитет РПЦ по делам казачества. «Переправе» как миссионерскому подразделению Комитета предстоит уже в ближайшие месяцы, если не дни, серьезно усилить работу на этом направлении. 

А направление простым не назовешь. Сколько сегодня в России казаков: 7, 8, 10 миллионов? Как бы там ни было, эта общественная сила составляет около пяти процентов населения, а это, согласитесь, немалая «целевая аудитория». Проблем и разногласий внутри нее выше крыши: казаки реестровые и общественные, атаманы и рядовые, «старые» и «новые», государственники и сепаратисты, православные и неверы, а то и просто язычники. Бурлящий котел страстей и идей, фактов и иллюзий, обид и требований, побед и разочарований. Сила мощная, динамичная, перспективная, однако во многом по-прежнему стихийная. Я бы даже дерзнул назвать ее боевым авангардом русского народа, переживающего тяжелый период национального разделения и убывания. Не зря же «иудушка Троцкий» на заре большевистского террора, в одном из первых приказов «власти рабочих и крестьян» предписывал беспощадно, под корень, до последнего человека истреблять казачество как «единственную часть русского народа, способную к самоорганизации» (цитирую по памяти – А.Н.).  

Такой она и осталась, эта сила: яркой, самозабвенной, скорой на слово и решения, пассионарной, иногда, быть может, и сверх меры, но никогда не постной, не пресной, не равнодушно-унылой. В этой исторической генетике, в этой жаркой крови предков, служивших царям-государям российским не за деньги (на войну те снабжали вольных казаков только патронами, остальное – коня, сбрую, шашку и прочее – казак добывал себе сам), а за землю и вольницу. Кое-что, конечно, добывалось и в походах, но это, как говорится, «из под копыт боевых коней».  

Сегодня в отношении казачества звучит много огульной критики и насмешек, но почему-то мне кажется, что это глумление происходит все из того же «иудушкиного» источника. Кто-то сильно не хочет, чтобы эта живая часть нашего этноса смогла обрести свое второе историческое «я» и стать не только потенциальным, но и реальным лидером гибнущей нации. Лучший же способ похоронить живое это заболтать его, осмеять, опошлить, извратить его прошлое, то есть, называя вещи своими именами, - подорвать дух этого живого и переломить ту незримую позвоночную ось, которая есть во всем, что дышит и движется, прежде всего, в народе.

Дух это Бог, и Бог это дух: вот, где сегодня слабое, действительно слабое место нашего казачества. Не в законах, не в экономике, не даже в ослабленной исторической преемственности – все перечисленное есть внешнее, и, следовательно, вторичное по отношению к «единому на потребу», к тому, что, согласно Откровению Божию, «творит себе формы». К Духу. Именно этот провал, этот вакуум духовного невежества, эту причину отставания и бессилия (актуальную не только для казачества, но и для всего нашего социума в целом) призван в кратчайшие, насколько это возможно, сроки устранить Синодальный Комитет и его помощник «Переправа».  

Здесь открывается огромный фронт дел, притом дел разнообразнейших. Лекарство от духовного невежества существует. Оно изобильно присутствует в нашей Церкви, в ее Писании и Предании, в учении Святых отцов, в таинствах и богослужении. Надо его распаковать, дозировать сообразно состоянию каждого «пациента», а, главное, своевременно доставить тем, кто в нем нуждается. А такими пациентами - это мы точно знаем из опыта - являются академик и фермер, военнослужащий и инженер, школьник и предприниматель. Все мы - дети безбожного столетия и жертвы либеральных галлюцинаций. Все остро нуждаемся в этом животворном лекарстве. Нуждаемся, чтобы выжить, чтобы вернуть себе и потомкам своим богоданный человеческий (то есть телесно-душевно-духовный) облик, осознать себя частью великого Народа Божия, спасти страну нашу от разорения и погибели. А там, глядишь, и другие «языки» потянутся к спасительному берегу веры: помирать-то никому не хочется! 

Слава Богу, что мы казаки! – говорят казаки столько лет и столетий, сколько они существуют на нашей грешной земле. Этими словами утверждается: кто не православный, тот не казак. Православие прямым текстом присутствует в Уставе российского казачества, всех двенадцати войск, казачьих станиц и кадетских корпусов, вообще всего, что носит высокое имя «казачий». Даже решения круга казаков не считаются законными, если они не благословлены батюшкой. И отрадно, что благодаря усилиям Патриарха, инициировавшего создание специального Синодального Комитета, сегодня в реестровых подразделениях казаков служит уже около девятисот священников – проводников Духа Святого в передовой отряд Народа Божия. 

Пусть глумится и истекает ядом враг нашего Отечества! Мы, наконец, точно знаем, кто и что он такое. Мы знаем: «наша брань не против плоти и крови, а против духов злобы поднебесной», и никакие формальные структуры или законы не в состоянии одолеть этого врага - только «пост и молитва», открывающие чистую душу человека Богу и благодати Его, просвещающую ее «на всякий день», освобождающую от пут страстей и страхов, делающую непобедимой в подлунном мире.  

С этим убеждением, подкрепленным накопленными методиками и опытом миссионерства, «Переправа», ведомая Церковью Христовой, вступает в незримую брань против «духов злобы поднебесной», в борьбу за рождение нового российского казачества – авангарда Народа Божия. 

Александр Нотин

Наверх